Speare «New World»

Радикальное и довольно колючее предчувствие нового мира — совсем не прекрасного, жестокого, но каким-то чудом сохранившего проблеск иронии. Speare — техно проект Макса Ивашкина, диджея и вдохновителя ярославских вечеринок Crying Room, нашел убийственно точное настроение момента. 

Новый мир разбивается на пять монолитных треков — пост-индустриальное техно, габбер, транс и “Junk Is No Good Baby” с олдскульным вайбом нетленок Green Velvet. Это дебютный релиз проекта — он заряжен адреналином, и несет в себе отпечаток безумия — состояние нервного напряжения, в котором перманентно находишься с конца февраля. Особенно ярко оно проявилось в завершающем треке “Atroce”. Звонки и пружины — детские эскапистские звуки, мягко скользят по жесткому псай-транс ритму, и сбиваются в невротичный клубок механических звуков. 

Год назад Speare (тогда еще Max Ivashkin) записывал подкасты лоу-фай электроники, и давал им маньеристские названия, такие как “tseluya tvoi korni”. А есть копнуть чуть глубже обнаружатся выступления в питерских клубах, сотрудничество с местным лейблом ПАУЗА, и участие в живых группах, включая неопсиходелическую Мертвую голову. Сразу оговоримся — ее название взято из фильма “Молчание ягнят”. Это бабочка бражник, чью куколку убийца вкладывал в рот своих жертв, как символ физической трансформации. Еще это пасхалка на тему Grateful Dead — центральной группы калифорнийской психоделии 60х.

В случае Speare бэкграунд имеет значение. Каждый из треков релиза — коллаж различных влияний, заключенный в конструктивистскую архитектуру клубного техно. В том же “New World” при желании можно услышать грохот военной техники, социальный коллапс или тревожный набат. Музыка становится пространством эксперимента — исследованием себя и окружающей среды, посредством звуков, ритмов и текстур.

Впрочем, и сгорать в шесть утра на опустевшем танцполе с этой пластинкой — проще простого. 

Все аккаунты Spear — здесь