danmark-techno

ДАТСКОЕ ТЕХНО: Все такие разные и все-таки — вместе

На днях лейбл Kulør переиздал главные пластинки нового датского техно. Schacke, Rune Bagge и IBON записали их в 2017 году, для почти неизвестного тогда Ectotherm. В бетонных стенах огромного склада они создавали новую реальность — быстрое техно в 140 bрm, транс из 90х, шумы и контркультурные ценности копенганского сквота Ungdomshuset (Дом молодежи).

К этому событию — новый лонгрид. Что такое датское техно, и кто его придумал. Люди, лейблы, город и даже саундтрек к порно, как инсайд. Если для вас это слишком, почитайте о сложных звуках Lee Gamble.

danmark-techno

Apeiron Crew и Ectotherm

«За пределами Дании техно развивалось в сторону довольно медленного, монотонного темпа», — рассказывает Sugar, сооснователь комьюнити Fast Forward. «Весь мир смотрел на Бергхайн. Все копировали их замечательную музыку. Но если этим занимаются все, становится неинтересно», — говорит Courtesy, известная диджей из Копенгагена, создательница лейблов Ectotherm и Kulør.

Свои первые сеты Courtesy играла стажером датского лейбла Good Tape, связавшего инди-рок и электронику. Затем — промоутером клуба Dunkel. Для него же делала шоу с резидентами. Вначале на звукооблаке, а затем— в формате FM. Тогда Courtesy задумалась, что еще может предложить Копенгаген?

Apeiron Crew: Solid Blake, Mama Snake, Courtesy, Smokey

В Dunkel она знакомится с другими участницами будущего Apeiron Crew, формации четырех девушек-диджеев с эклектикой в сетах. Их высшей точкой стал круглосуточный рейв. Скейтеры, техно-рейверы и панки днем тусовались под хип-хоп, и танцевали под электронику ночью.

 Courtesy & Mama Snake  NTS Radio: Ectotherm Special — предлагаем послушать двухчасовой спешл сэт  Courtesy & Mama Snake на NTS Radio.

Mama Snake — другая участница Apeiron Crew, без которой, возможно, ничего бы не вышло. Если Courtesy играла «техно, записанное будто для космических кораблей», то Mama Snake выбирала темную комнату, тусклый свет и дабовое эхо. Обе видели — в Копенгагене происходит нечто интересное. Ectotherm, их общий проект, показывал что именно. Он открыл новый звук на пластинках Schacke, Rune Bagge и IBON. Всего через год от него задрожали стены берлинских клубов.

2016: первая пластинка лейбла и техно-дебют Schacke. Дабовые вибрации, зернистые текстуры Northern Electronics и шумы его собственного лейбла Moral Defeat. Все треки около 130 врм, лишь “Moss-Covered Structure” ускоряется до 145. Напоминание, что для датского техно важен еще и шум.

«Когда нам стали присылать первые демо, большинство из них было на скорости 140 врм. Ничего подобного никто не играл, и не выпускал — вспоминает Courtesy — мы ставили эти треки, а люди хотели их замедлить. Потребовалось несколько лет, чтобы наши релизы стали играть в правильном темпе. Лишь так их расслышали». Для многих проектов пластинка на Ectotherm стала первой. «Лейбл — публичное лицо сцены. Мы все одно целое» — объясняла тогда Mama Snake.

Schacke

До появления на Ectotherm, Schacke уже был сакральной личностью шумового андера. В Дании у нойза особый статус, вспомнить хотя бы суровые миры Posh Isolation, отчасти пересекающиеся с панком и блэком. Также и Schacke. В 15 лет он барабанил в металлической группе. «На самом деле, это была электроника — говорит Schacke — я стал программировать партии на компьютере и обнаружил, что могу сделать намного больше чем барабаны».

Затем началась электроника. «В основном я слушал дабстеп и драм, Burial и всю остальную британскую волну. Пытался сделать тоже самое. В этой музыке доминировали ударные, так что все происходило естественно. Несколько лет я писал вообще все, от хип-хопа до техно, диско и хауса». Остановившись на техно, Schacke неудачно искал собственный стиль. «Заканчивая трек, я чувствовал — он хорошо звучит, но не так, как мне хотелось. Он мало чем отличался от остального техно вокруг».

В 2014 году Schacke открывает Moral Defeat, лейбл — гротескный ад Босха, населенный чудовищами. Все релизы — тейпы с иллюстрациями из ксерокса и зернистого монохрома. Под обложкой — зловещий эмбиент, искореженный индастриал, черные дроуны и серийные шумовые перверсии. Многое выходило под тегом harsh noise wall, раздирающим плоть ржавыми бритвами. Лейблу помогали культовые экспериментальщики из Posh Isolation, в том числе — распространяя кассеты. Они вместе играли в клубе Mayhem — «пространстве экстремальной музыки с 2009 года». За его дверью без опознавательных знаков Schacke делал гиги, такие как «Copenhagen Harsh Noise Assault». Его название говорит само за себя.


Privacy Reserve: Schacke (слева) и Stadsgaard (Posh Isolation) — live at Mayhem.

«Я исследовал незнакомые пространства. Занимался экстремальной экспериментальной музыкой. Снова стал играть в группах — рассказывает Schacke — Moral Defeat дал всему этому выход. Платформа для всей нишевой музыку, в которую я погружался. Я все делал сам — арт, кассеты, печатал трафареты на футболках, и отправлял это по почте».

Schacke часто менял имена и проекты, главные из них — Haraam и Body Stress. Первый изучал страхи, предрассудки, конфликты, иммиграцию и отчуждение. «Я задавал вопросы, но не давал ответов, поддерживая некоторый уровень двусмысленности, работая с крайне чувствительным материалом». Звук менялся, но сохранял влияние Muslimgauze и Vatican Shadow, а на первых тейпах еще и арабской музыки. Schacke изучал ислам: «Я хотел понять некоторые базовые вещи, прежде чем погружаться в Haraam».

2019: На этой пластинке Schacke соединил психоделику и сексуальность. «Эротически заряженное техно, пульсирующие звуковые ландшафты и текстуры» заставляют тело двигаться, пока что-то внутри контактирует со вселенским разумом. Транс, техно и «вокальные сэмплы, перетекающие в оргию».

Body Stress — совсем другая история. «Абстрактный рассказ об эмоциях, фантазиях, сексуальности, перверсиях, боли и удовольствии». Schacke доводил звук до крайности, продолжая эксперименты в Prostitutes Of The 19th Century, буквально разрушающем ваше сознание. «Я бросал вызов сомнительным моральным идеалам, замечая в них страх перед неизвестностью» — объяснял он. Были и сверхконцептуальные эксперименты, таких как Pest Archive где источником звука служили живые тараканы, бегающие по стеклу.

«До Moral Defeat я был другим человеком — говорит Schacke — Лейбл научил искать единомышленников, занимаясь искусством на сложные темы. Я осовободился от всех правил. Узнал себя на глубоко личном уровне. Рефлексируя на неудобные темы, я находил в них нечто конструктивное. Это очень важно для всего того, чем я занят сейчас».

За время проведенное в техно, Schacke выпустил шесть пластинок. «Met Her at The Herrensauna» — история о синхронии, случившейся после сета. Это был 2017 год, когда переехавшая в Tresor вечеринка, проходила в «маленьком и грязном, подвальном клубе». «Welcome to the Pleasure Dome» — проект «о моем сексуальном освобождении, и самом безумном году в жизни». Он закончился «Automated Lover» в списке «20 треков определивших берлинскую клубную сцену в 2018 году» по версии Electronic Beats.

В «самый безумный год» Schacke стал резидентом питерского Клуба, для которого недавно записал пластинку. Главный трек «Kisloty Forever» — меметичный эдит «Кислотного диджея» от Акулы. Здесь его встретили прохладно, тем не менее — это техно-фестивальный гимн лета. «Я был очень вдохновлен, поэтому записал весь ЕР за сутки. Обычно я трачу месяцы и даже годы, чтобы закончить трек. Вряд ли я смогу это повторить» — рассказал Schacke. Он сделал трек для тусовщиков Клуба: «Не думал, что он будет так популярен».

Ярким проектом стал саундтрек для порнофильма «Boy oh Boy», от студии Bedside Production. Фетишизированное арт-хаусное гонзо, помещало в кадр личную историю, где секс равен свободе. Фильм экспериментировал с формой и по словам студии — менял отношения между зрителями и актерами, избегая эксплуатации и обезличивания традиционного порно.

Schacke писал его вместе с другом Джасперо. Изначально интересный проект превратился в инсайт, вызванный легким отношением к секусальности и свободным отношениям без драм. «Я стал другим. Открытым и в целом — удобней для самого себя. Не таким напряженным как был» — говорит Schacke. Он нашел много общего у техно и секса. Например, атмосфера техно-рейва, с сотнями вспотевших, сбросивших одежду людей. «Это самое сексуальное настроение» — уверен он.

Percy Records

Считается, лавину столкнули Fast Forward, появившись в 2015 году. Они огранили бриллиант, в его гранях: лейблы Ectotherm и Euromantic; сообщество BunkerBauer из бомбоубежища Второй Мировой; вечеринки Vortex и Lost 2 Reality и даже — магазин пластинок Percy Records.

«Возвращаясь домой — рассказывает Courtesy — я первым делом заглядываю туда, чтобы узнать новости. Это мой основной доступ к сцене». В маленьком, аккуратном как каталог Икея, пространстве — лучший в стране выбор датской клубной музыки. Фреш и со вкусом подобранный виниловый секонд.

Владелец стора— участник Fast Forward, диджей и промоутер Troels Hastrup. Иногда он делает вечеринки с дешевым пивом, и приглашает локальных и не только диджеев. Несколько лет Hastrup делал вечеринки и фестивали. Он понимает, как важны социальные аспекты музыки. Percy Records — настоящий культурный центр и канал распространения датского саунда. Пространство вне клубов, где участники сцены могу собраться, поговорить о музыке и городских событиях. Они делают транс, техно, хаус, эмбиент и эксперименты, но все они завязаны на Percy.

2019: Единственная пластинка копенгагенского крю. Они базируются в бомбоубежище, пишут музыку, делают вечеринки и серию подкастов с датским саундом. На релизе — клэш быстрого техно и транса, от гоа до псай.

Сквот Ungdomshuset

В Копенгагене с населением 1,6 млн человек, очень много сквотов. Они занимают целые кварталы как Христиания. Настоящий город в городе, в нем запрещены автомобили и любое оружие, но есть легальная Пушер Стрит.

В округе Нёрребро, общем с Percy Records, раньше был легендарный сквот Ungdomshuset (Молодежный дом), родившийся, когда в начале 80х в здание появились субкультуры. Никто не думал, что через 30 лет ценности сквота подхватит новое датское техно. В конце 2006 года власти взялись закрыть Молодежный дом, спровоцировав «самое крупное молодежной восстояние в Дании». Так эти события назвал телевизор. Противостояние тянулось полгода, пока полиция штурмом и с вертолетами не захватила здание. Сквот разрушили, но затем отстроили заново.

Историю сквота можно почитать здесь.

«На нас повлияла философия Ungdomshuset — рассказывает Sugar — это простые, но важные правила». Он говрит о местах и событиях, где люди не чувствуют себя в безопасности. Он уверен — это проблема. «Девушки опасаются приставаний, а геи чувствуют угрозу только за то, что целуют своих партнеров». Поэтому Fast Forward против любых форм дискриминации и агрессивного поведения. Рейв встречает надписью «No sexism, no racism, no homophobia, no transphobia», точно такой же, как на входе в Молодежный дом.

2017: Этой пластинкой Niki Istrefi открыл каталог собственного (на пару с Repro) лейбла Euromantic. Он совместил бункер, осколки эйфории и отрешенность машин, показав что и за пределами Ectotherm можно встретить немало интересного.

Fast Forward

Свой первый рейв Fast Forward провели в новом пространстве Ungdomshuset. Пришло 400 человек и уже на первой вечеринке были запрещены фотосъемки. «Это важно. Так люди понимают, что у них есть свободное пространство» — объясняет Schacke. В абсолютной прозрачности соцсетей и видеокамер на улицах, возможность остаться незамеченным, быть собой невероятно важна.

«Другая вещь, которую они сделали — продолжает Schacke — свободная, сексуально раскрепощенная среда, как это происходит в Берлине. До Fast Forward в Копенгагене ничего подобного не было».

Sugar и Лукас Хойлунд — придумали Fast Forward

Sugar и Лукас Хойлунд, друзья, придумавшие Fast Forward, тусовались в Молодежном доме с 15 лет. Там они научились создавать комьюнити и привлекать людей. «У нас панк отношение. Мы связываемся с кучей организаторов и продюсеров, создаем новые сети — рассказывает Sugar — Любой фестиваль или тур, можно сделать минимумом средств, объединившись с другими людьми. Все возможно, когда есть единомышленники».

Теперь Fast Forward проводят рейвы в огромных ангарах. Бетонный пол. Стены и потолок залитые светом прожекторов. Их вращающиеся призмы разбивают поток света на клубящиеся цветные фракталы. Очень много звука, громкого и физически ощутимого. На сцене, завернутой в камуфляжную сеть, — резиденты формации и близкие по духу проекты из разных стран. Все это за сутки сделали волонтеры и техно-активисты. Многие помогали Fast Forward на первых вечеринках. Волонтеры стоят на дверях, работают в баре и помогают с уборкой после рейва.

Вы можете быть в одежде или раздеться. Вы можете делать все, что хотите, пока уважаете других» — Sugar

Fast Forward — процветающее промо и букинг агенство. Они смогли объединить проекты, лейблы и движения датской столицы. Sugar уверен, они просто заняли свободное место. «Такие инициативы есть во многих странах. Но в Дании массовые рейвы, заканчивающиеся на следующий день, были чем-то невероятным». Его поддерживает Repro, другой участник Fast Forward и коуфаундер лейбла Euromantic: «Здесь что-то происходило, но не было общей сцены, связавшей все вместе. Я часто бывал в Берлине и даже думал переехать туда насовсем. В Копенгагене было очень скучно, но теперь… (делает паузу)… я почти могу сказать: «мне скучно в Берлине».

«Пришелец» — маскот Fast Forward с первой афиши

Courtesy описывает участников сцены: «Все они очень разные люди. Кто-то пришел из транса, другие были панками или на шумовой сцене. Разные влияния смешались в этих быстрых треках. Никто не думал про Бергхайн. Все случилось так, как случилось». Быстрое, жесткое техно с прохладной трансовой атмосферой, словно торнадо облетело мир. «Одна или две вечеринки, затем наступает тот самый момент, когда этот звук распространяется по телу как вирус» — говорит локальный диджей и продюсер Nerija Janickaite (Neri J).

Здесь нет никого, кто сфокусирован только на техно, поэтому это так интересно» — Schacke

Транс и темп в 140врм — важные элементы генома копенгагенской сцены. Они — пришельцы из 90х, когда главными датскими стилями стали хард-транс и брутальное трайбл-техно. Ibon рассказывает: «Большинство из нас в то время были детьми. В начале 90х везде был транс, мы выросли на этой скорости. Но на самом деле, многие идут еще дальше, играют еще быстрее». «Люди присылают мне вещи на 150 врм — говорит Courtesy — но для меня это уже слишком быстро». Действительно, на вечеринках Lost 2 Reality обычное меню состоит из габбера и скоростного хард-транса, иногда разбавленного думкором (о нем — здесь).


Что еще послушать?


Sugar

«Я проник в панк и хардкор через сквоты Копенгагена, когда мне было 14 лет — вспоминает Sugar — в 20 стал делать гиги и возить группы в туры». Тогда он играл на гитаре и ударных, красил голову в розовый и был частью известной панк-группы Hjertestop. Sugar постоянно тусовался в Молодежном доме, где местная квир-тусовка делала вечеринки. На них он первый раз услышал техно.

В прошлом году Sugar выпустил первый винил — холодное, тревожное техно в индустриальном ландшафте. «Сначала все звучало довольно дерьмово, но я не останавливался, пока музыка не стала лучше. Единственный способ чему-то научится: делать это, снова и снова» — смеется Shugar.

VALIS

Братья из проекта Lund&Rønde — главные поставщики настоящего транса. С ним их познакомил отец. «Он поставил компакт старого гоанского транса, так мы впервые услышали Astral Projection, их трек «Mahadeva» в версии 95 года».

Lund&Rønde

«Нам важно найти гибридную формулу техно и транса» — говорят братья. Они ищут ее как часть BunkerBauer и диджеи, смешавшие техно 90х, кислоту и транс. Другой их проект — лейбл VALIS и сборники хард-транса от техно-продюсеров под псевдонимами. «Access To Hyperspeed» — последняя компиляция для космических рейвов.

Rune Bagge

Rune Bagge был в Fast Forward с первых дней. В 15 лет тусовался вместе с Sugar в Молодежном доме, и хотя он не любит танцевать, ему нравится атмосфера на рейве. Пластинка Rune Bagge для Ectotherm одной из первых открыла новый саунд. Все случилось неожиданно. Mama Snake и Courtesy подошли к нему после сета, со словами «Это срочно нужно выпустить!» Тогда Rune Bagge экспериментировал с драмовыми паттернами и грубой техно-меланхолией.

Через год — работа для Northern Electronics, наряющая в их фирменную скандинавскую хмарь. Rune Bagge, возможно, самый экзистенциальный продюсер Копенгагена, расскрасивший звук всеми оттенками серого. Он как и Varg любит трэп («Chief Keef — лучший») и вместе с Schacke делал шум в Failed Lobotomy.

Amniote Editions

Ectotherm сломался, когда ушла Mama Snake. Теперь она занимается медициной, диджеингом и экспериментальным лейблом Amniote Editions.

Цель проекта — объединить музыку, дизайн и анимацию. Уже готов странный сайт и около десяти релизов, которые лейбл называет «капсулами». В них — эмбиент и новый бункер, брутальный и прозрачный, от продюсеров с концептуальными именами.

Kulør

Новый проект Courtesy, подчеркивающий разнообразие датской электроники. «Это не просто очередной лейбл в 140 врм» — объясняет его создательница.

У Courtesy все получается. «Automated Lover» от Schacke с первого сборника оказался в чарте лучших берлинских треков прошлого года. На днях Kulør перевыпустил тройку главных релизов Ectotherm — подарок виниловым диджеям. Взгляд в прошлое, перед следующим шагом в будущее.